Слушать и понимать по-английски * Статья

Михаил Гринберг


Хорошо помню тот момент, когда в детстве первый раз услышал загадочное слово «аудирование». В первой половине 90-х годов в России тренировка восприятия на слух была относительной новинкой. Конечно, и в советское время существовали лингафонные кабинеты, аудиозаписи, но очень многие преподаватели игнорировали аудирование или уделяли ему мало внимания.

Сейчас ситуация резко изменилась. Но вот что удивительно: в эпоху YouTube, TED, iTunesU, бесконечных подкастов и сериалов ко мне постоянно приходят ученики с жалобой на то, что устную речь они не воспринимают или воспринимают существенно хуже, чем письменную. Самое интересное, что среди них часто встречаются люди, ходившие на курсы и регулярно практикующие разговорную речь. Казалось бы, они давно уже должны были понимать все или почти все, но тем не менее, это не так.

Для тех, кто безуспешно месяцами и годами пытается развить свою способность понимать на слух, у меня есть хорошие новости: скорее всего, не все потеряно. Давайте разберемся с тем, как устроены традиционные занятия по аудированию и что на этот счет думают ученые, методисты и просто критически мыслящие преподаватели.

Классический подход

Абсолютное большинство современных преподавателей и курсов работают с восприятием на слух по схеме, которая называется Comprehension Approach (CA). Это своеобразный золотой стандарт в аудировании. Именно этой технике обучают преподавателей во время сертификации Cambridge CELTA. Занятие по схеме CA всегда состоит из трех этапов.

  1. «До прослушивания».
    Преподаватель показывает ученикам какие-нибудь картинки или, например, задает вопросы на тему, которой будет посвящена аудиозапись. Цель здесь всегда одна: настроить учеников там образом, чтобы на следующем этапе они поняли как можно больше.
  2. «Во время прослушивания».
    Преподаватель проигрывает запись несколько раз. Каждый раз ученикам предлагается ответить на вопросы: сначал совсем общего плана (это называется listening for gist), затем более частные (listening for detail). После нескольких попыток учитель выдает ученикам правильные ответы.
  3. «После прослушивания».
    Этот этап может строиться по-разному. Нередко ученики читают расшифровку аудиозаписи, а потом происходит разбор лексиски и грамматики из этого текста. В других случаях преподаватель устраивает обсуждение темы на английском, или, скажем, предлагает ученикам разыграть прозвучавший диалог по ролям. Несмотря на многообразие, смысл здесь почти всегда один: использовать аудиозапись, содержащийся в ней языковой материал или затронутую тему для развития каких-нибудь других навыков или умений (говорения, словарного запаса, грамматических компетенций).

Сильной стороной подхода является то, что ученик постоянно практикует восприятие на слух в комфортной обстановке, причем сложность записей и вопросов подбирается таким образом, чтобы человек всегда хотя бы отчасти справился с заданием. За счет постоянной практики многие учащиеся со временем начинают понимать все больше и больше, а потом могут слушать, скажем, радио или смотреть кино без затруднений.

Почему же тогда как минимум для доброй половины учеников подход либо не работает, либо успехи не столь велики, как хотелось бы?

Классический подход к аудированию основан на одном важном допущении: чтобы научиться понимать речь, достаточно ее слушать. Иными словами, если постоянно проигрывать аудиозаписи и задавать вопросы на понимание, разум ученика сам как-нибудь там разберется и научится слушать. На практике это иногда оборачивается тем, что преподаватель приносит на урок все новые и новые записи, а ученик систематически демонстрирует один и тот же уровень понимания (например, понимает суть, но не понимает детали; или, скажем «выключается» на второй минуте). В учительской коллеги пожимают плечами: «Ну что с ней делать, ей медведь на ухо наступил!» По сути Comprehension Approach предполагает постоянное тестирование ученика в надежде на то, что со временем он сам научится слушать.

Диагностический подход

«У всех этих носителей сплошная каша во рту!»

С точки зрения психологии и психолингвистики восприятие на слух — совокупность целого ряда мыслительных процессов, большая часть которых протекает незаметно для сознания. Когда маленький ребенок слушает речь взрослых, механизмы восприятия постепенно подстраиваются под их язык. Можно сказать, что ребенку для того, чтобы научиться слушать, просто слушать достаточно. А вот в голове взрослого часть «колесиков» аудиального механизма могут может быть прочно настроена на родной язык и «барахлить» при восприятии иноязычной речи.

Альтернативой Comprehension Approach может стать своеобразный диагностический подход. Суть его в том, что ученик самостоятельно или с помощью преподавателя пытается разобраться: какие именно внутренние процессы не включаются во время восприятия английской речи?

Мешать восприятию могут самые разные вещи. Многие ученики поначалу жалуются на нехватку слов. «Не понимаю, потому что там много незнакомых слов. Выучу слова и буду понимать». Нередко, однако, оказывается, что словарного запаса ученику хватило бы для понимания, и это очень легко проверить. Достаточно дать человеку прочитать тот же самый текст на бумаге, и он с недоумением восклицает: «Странно! Вроде бы здесь все понятно. Ну, может быть, вот этих двух слов я не знаю, но это, в общем, мелочи — угадать можно. А на видео у нее была такая каша во рту!».

Чаще всего ученики не распознают в речи как раз те слова, которые они уже много раз встречали в текстах и даже использовали сами. Дело здесь в том, что если посмотреть, скажем, на 300 наиболее частотных английских слов, выяснится, что в живой речи они почти никогда не звучат в соответствии со словарной транскрипцией! 

Предположим, вы пользуетесь каким-нибудь «говорящим словарем» и много раз повторяли вслед за британским диктором слова and, what, just. Так вот, вы никогда или почти никогда не услышите эти произношения при общении с носителями! And, what и just, если очень и упрощать, превратятся в эдакие «ын», «уо» и «джыс» (звука «ы», конечно нет, а есть нечто очень специфическое между «ы» и «э»). Кроме этого, целый ряд изменений произойдет, когда слова свяжутся в высказывания. Часть звуков изменится, часть исчезнет, и наоборот, в некоторых местах появятся как бы «посторонние» звуки. Так образуется та самая «каша во рту», в которой так часто обвиняют носителей. И не надо мне говорить, что в русском этого нет! С удовольствием вспоминаю мою бабушку, которая обучала американцев весьма важному и частотному русскому слову «драссь». Каждое утро вы выходите из дома и встретив соседа, не поднимая глаз говорите:

— Драссь!

А вам отвечают что-то вроде:

— Дырыутрамарьванна!

Почему это важно для нас?

На самом деле, хорошая новость в том, что даже если взять 100 самых частотных слов и выучить их реальные (не словарные) произношения, а потом вдобавок научиться распознавать основные типы соединений между словами, эффект будет очень мощным. Иногда вообще бывает достаточно послушать аутентичную аудиозапись, внимательно соотнести ее с расшифровкой и проследить, как произносятся разные слова. В прошлом году после всего двух (!) таких упражнений на соотнесение одна моя ученица призналась, что стала полностью понимать речь своего начальника из Великобритании.

Конечно, я привел всего лишь один пример диагностического подхода в действии, пусть и достаточно типичный. Очень часто трудности, которые испытывают ученики, связаны не со способностью выделять слова из потока, а, например, с ослабевающим вниманием, или с тем, что человек не считывает смысл, который несет в себе интонация говорящего. Охватить больше чем 50 процессов в одной статье невозможно. Тем не менее, я надеюсь, что мне удалось показать главный принцип: просто слушать радио и смотреть кино полезно, но если понимание к вам по каким-то причинам не приходит, это не повод для отчаяния. При желании научиться воспринимать звучащую речь по-новому, извлекать из нее больше смысла вполне возможно. В этом нет ничего невероятного.

источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here